RUS
†Бог любит тебя таким, какой ты есть! †Христос добровольно пошел на крест за твои грехи †Смерть побеждена! †Самый прямой путь к спасению - не осуждай! †Иисус ищет и ждет тебя! †Христос воскрес! †Дьявол не может сделать ад привлекательным, поэтому он делает привлекательной дорогу туда

Из книги «Костел и власть на Гомельщине (20-30-е годы ХХ в.)» + ВИДЕО

 

 

Очень интересным, с точки зрения сохранения веры, может служить пример христиан-католиков деревни Рудня-Шлягино, описанный авторами.

Костел католики начали строить еще при царской власти, однако, в следствие того, что господствующим христианском вероисповеданием в Царской России было православие, как следует из письма членов костельного совета Петра и Андрея Кацубо Гомельскому окружному прокурору, «инородцы» всячески преследовались. Царский становой приостановил постройку и верующие возвели на кладбище часовенку.

В 1923 году помещение костела было достроено и в нем начались Богослужения. В 1928 году количество верующих в этом приходе составляло более двух тысяч людей. Имелся кружок ружанца, кружок тенциариев, кружок живого ружанца. Однако в этом же году помещение перешло в собственность сельского совета, а инвентарь, по словам верующих, «сваленный в дряхлую часовенку, гниет от дождя и пыли». «В хорошую погоду мы собираемся исполнять свои религиозные нужды на кладбище под открытым небом, а в дождливую погоду мы вынуждены сидеть дома, как отравленная рыба».

По решению Польбюро ЦК КПБ(б) от 5 декабря 1928 года помещение костела не вернулось в собственность католиков, а использовалось под школу с организацией там избы-читальни. Было решеноусилить политико-просветительскую работу и антирелигиозную пропаганду, 36 прихожан лишились избирательных прав.

Однако дело на этом не закончилось. Заседание общего собрания совета бедноты решило сравнять кладбище и срезать кресты. Материалы по делу о возвращении костела были переданы в ОГПУ, в результате чего члены костельного комитета Кацубо Петр Павлович и Кацубо Андрей Тимофеевич были признаны виновными по статье 58/4 УК и заключены в концлагерь. Петр – на 6 месяцев лишения свободы, а Андрей на 10 лет (выписка из протокола заседания коллегии ОГПУ от 21 июня 1929 года). Далее их судьбы затерялись на дорогах истории.

В газете «Рабочий» от 3 октября 1929 года появилась заметка о том, что ксендз Иосиф Жамойтук снял с себя свой сан. Так же поступили ксендзы БолеславВолынец и Александр Сак, которые не устояли перед испытаниями жизни в духовной пустыне. Возможно, что перед смертью они поняли, что проявили слабость и просили Господа о милосердии.

В 1937 году, по постановлению коллегии УНКВД БССР, приговорен к высшей мере наказания и 24 августа расстрелян в Минской тюрьме ксендз Константин Андрекус. Как руководитель контрреволюционной националистической группы приговорен к расстрелу и 31 августа 1937 года расстрелян ксендз Владислав Кундо. Ксендз был обвинен в антисоветской агитации (ст.72) и подготовке вооруженного восстания (ст.76), хотя сам он заявил: «Виновным себя не признаю и поясняю, что в связи с органами польской разведки я не находился, контрреволюционной националистической работы не проводил».

Эту книгу нужно прочесть хотя бы для того, чтобы с открытыми глазами посмотреть в недалекое прошлое нашего государства и простить всех, причастных к событиям 20-30 годов прошлого века, происходивших на Гомельщине. Простить отрекшихся ксендзов, членов «Тройки» и коллегию УНКВД БССР, простить всех, писавших доносы на верующих, и разрушавших костелы, церкви, синагоги, мечети. А еще молится за их спасение перед Господом.И если Господь их простит, то разве мы им судьи!

«Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви...», - говорит Апостол Павел в Послании к Римлянам. - «Ибо нет власти не от Бога».


« Prev 2/2 Next

Медиа

Последнее изменениеСуббота, 31 марта 2018 15:31

Комментарии   

+4 #1 Павел 20.01.2017 13:51
Цікавы артыкул: Між уціскам і высмейваннем, або Як вернікі Гомельшчыны камунізм будаваць перашкаджалі nashkraj.info/.../

Гомельскія каталікі ў адрозненні ад праваслаўных і старавераў не мелі магчымасці наведваць у родным горадзе храм уласнай канфесіі нават і пад наглядам. Касцёл у Гомелі быў знішчаны яшчэ ў 1930-я гг., а спроба афіцыйнага звароту да ўлад аб адкрыцці новага касцёла (1959 г.) скончылася бясплённа. Спадзявацца на адкрыццё новага доўгі час не выпадала. Гэта змушала некаторых вернікаў наведваць праваслаўную царкву. Віталій Баравой, які пэўны час быў настаяцелем Петрапаўлаўскаг а сабора, успамінаў: “В моей пастырской практике был такой случай. В первый год после рукоположения я был священником в Гомеле. Во время исповеди одной женщины выяснилось, что она католичка. Я остановил исповедь, но женщина мне сказала, что они – гомельские католики – не имеют католического храма и католического священника и уже более двадцати лет все Таинства и требы совершаются для них православными священниками (в том числе Исповедь и Причастие). Я пошел к благочинному, старому, опытному священнику, уже много лет служившему в Гомеле. Он мне сказал, что смущаться этим не надо. Он и другой еще гомельский священник спокойно и с чистой совестью совершают все Таинства и требы для католиков, не требуя от них отречения от католичества”. І ўсё ж гомельскім каталікам патрэбна была лучнасць са сваімі супольнікамі па веры. Таму яны ладзілі, па сутнасці, нелегальныя сходы на прыватных кватэрах. Месцам такіх сходаў, напрыклад, быў дом верніцы Дамарацкай на вуліцы Песіна. Каталікі Гомеля і прыезджы ксёндз Мечыслаў Малыніч-Маліцкі збіраліся там насуперак пагрозам міліцэйскіх аблаваў. У доме было два выхады: і калі ў адзін заходзіла міліцыя, то святар пакідаў памяшканне праз другую. Гэта дазваляла яму выйграць трохі часу, каб уцячы на суседнія могілкі (цяпер – Студэнцкі сквер) і схавацца ад міліцыянтаў за надмагіллямі.
Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить